Т.Н. Карпунькина (2011г) ИНТЕНСИВНОСТЬ В СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЯХ.

ИНТЕНСИВНОСТЬ В СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЯХ.
СОГЛАСОВАНИЕ РИТМОВ ЖИЗНИ

Т.Н. Карпунькина

Человек рождается в семье. Ещё до его появления в фантазиях и представлениях других членов семьи ему отведено определённое место. Большая удача вырасти в здоровой семье. Но процент таких семей в современном мире очень мал.

В 2005-06 годах нашей организацией было проведено социальное исследование восприятия подростками состояния их семей. 760 подросткам из 6 разных образовательных учреждений города Кемерово были предложены опросники и было установлено, что 9 % семей имеют признаки асоциальных семей, 6 % имеют признаки здоровых семей, 85% семей обладают признаками формально-здоровых семей.

В 2010 году мы повторили исследование. Процентное соотношение результатов осталось примерно на прежнем уровне. Большинство опрошенных подростков по-прежнему находят отношения в семье лишь формально благополучными.

Оговорюсь, что мы учитывали ответы только тех, кто живёт в полной семье с родными родителями.

В результате исследования был получен социально-психологический портрет семей с разной степенью здоровья. (см. Таблицу 1)
Было выявлено, что главной проблемой в современной семье является отчуждение. И это совсем не новость, а скорее десятитысячное подтверждение давно известного факта. Открытие крылось в следующем шаге. Оказывается, что противоположностью отчуждению является не близость, а честность, подлинность - интенсивность соприсутствия.

Термин "интенсивность семейных отношений" в литературе встречается исключительно только в контексте половых отношений и является количественным показателем: количество и продолжительность сексуальных контактов в единицу времени. Я же хочу предложить вашему вниманию более полное видение понятия интенсивности в отношениях. Коротко это видение можно сформулировать в виде следующих тезисов:

  1. Интенсивность отношений включает в себя не только количественные (частота и продолжительность контактов, например), но и качественные характеристики - степень доверия, (открытости), включённости, активности, ответственности.
  2. Интенсивность отношений противостоит отчуждению. Синонимом интенсивности является честность, а отчуждения - фальшь.
  3. Интенсивные отношения не предполагают идеальности. Люди могут ссориться, кричать, резко выражать эмоции, но мотивом для ссор будет желание стать ближе, проявить неравнодушие. Отчуждение же порождает ссоры из-за рассогласованности мнений и ритмов жизни, отстаиваются собственные эгоистичные интересы.
  4. Преодоление отчуждения возможно через подлинное присутствие, то есть увеличение степени интенсивности в отношениях. Чем большую степень интенсивности способен выдержать один из членов семьи, тем больше шансов на сохранение и укрепление семьи как целостности и ценности.
  5. Сознательный выбор отчуждения в семейных отношениях - обречение себя на одиночество и пустоту. Сублимации, подмены лишь отодвигают во времени и усугубляют проблему. Жизнь в самообмане лишь кажется более лёгкой.
  6. Интенсивные отношения очевидно рискованны. Счастье нельзя гарантировать или запланировать. А уязвимость в интенсивных отношениях настолько велика, что может восприниматься как обнажённость, сверхчувствительность. Выдержать такое напряжение под силу только зрелому человеку. Но именно ему становятся доступными новые возможности.

Чтобы стало понятным, как эти тезисы преломляются в моей практике, я хочу представить случай переживания потери родителей девушкой 15 лет. В сентябре прошлого года на конференции Восточно-европейской ассоциации экзистенциальной терапии в Бирштонасе я уже рассказывала о нём, но работая сейчас над докладом, я увидела новые контексты, которыми и хочу сейчас поделиться с вами.

На первую консультацию девушку привела бабушка, рассказав, что Оля (так будем называть мою клиентку), на протяжении последних 5-6 лет заикается. Особенно в те моменты, когда становится центром внимания (например, при ответах у доски в школе). Оля очень красива и привлекательна внешне, успешно обучается вокалу и с удовольствием поёт на сцене. Заикание появилось постепенно. Каких-то психологических травм непосредственно перед этим не было. Но в пятилетнем возрасте у девочки погибли родители. Воспитывается она в семье тёти - младшей сестры погибшей матери. Со слов бабушки, девочка никогда не делится дома своими переживаниями, жизнерадостна, в школе даже не знают, что она опекаемый ребёнок. У неё много подруг. Очень хорошие отношения с младшим братишкой.

Оля настояла на индивидуальной работе с ней. Первые несколько консультаций она жаловалась на то, как ей стыдно заикаться, как сильно она хочет от этого избавиться. Говорила с трудом. Задыхалась. Иногда писала некоторые слова, так как никак не могла их произнести. Рассказывала о своей жизни охотно. Очень тепло отзывалась о тёте, которую называла мамой, и о брате.
Я спросила у Оли, помнит ли она своих родителей. Оля неестественно радостно сообщила, что, конечно, помнит, часто разглядывает фотографии. Она долго рассказывала о своём раннем детстве, тщательно стараясь скрыть тоску за весёлыми ситуациями.

На вопрос, как именно погибли родители, Оля резко ответила, что говорить об этом не хочет. Мы замолчали. И молчали 20 минут. Консультация окончилась.

Придя на следующую встречу, Оля рассказала, что ей стало ещё хуже, что её вызвали к доске, а она не смогла сказать ни одного слова. Оля кричала на меня, что от меня нет никакого толку. Она была очень возбуждена. При этом она ни разу не заикнулась. Я улыбнулась этому факту, Оля в недоумении остановилась. Наступило снова молчание, которое длилось до конца консультации. Оля не смотрела на меня. Она съёжилась и была внутри себя. Уходя, она неожиданно обняла меня. Я ответила только телом, боясь спугнуть её доверие.

Следующей встречи мы обе очень ждали. Она пришла с серым, осунувшимся лицом. Движения были медленными, спина ссутулившаяся. В глазах Оли стояло горе. Оля достала из сумочки фотографии и молча положила их передо мной. Фотографий была целая стопка. На них была маленькая Оля со своими родителями. Пока я их смотрела, Оля начала говорить. Она говорила так, словно всё случилось только вчера. Фразы были отрывистыми, с долгими паузами.

Оля рассказала, что родители перед Новым годом поехали за покупками в соседний город. Но по дороге на них напали и застрелили. Про то, что случилось, Оле рассказал дедушка. Оля категорически отказалась быть на похоронах. Её долго ругали за это, но насильно не потащили. После этого с Олей о смерти родителей старались не говорить. Она слышала, как родственники говорили между собой о том, где она теперь будет жить, что делать с её наследством (от родителей остались какие-то сбережения, квартира, машины). Иногда говорили о том, что убийц найти так и не удалось.

Оля рассказала, что больше всего в этой жизни её раздражает вопрос, часто ли она вспоминает родителей, потому что она о них не забывает ни на секунду. И каждую секунду она ненавидит тех, кто убил её родителей.

На этот раз Оля сама отметила, что она почти не заикалась, пока говорила.

Результатом наших встреч стали участившиеся ссоры с родными и подругами. Олю многое стало раздражать. Особенно часто она стала ссориться с приёмным отцом. Она сравнивала своих близких с погибшими родителями и отказывалась осознавать, что родителей никогда не будет рядом.

Приёмную маму на наших встречах Оля стала называть тётей. Между ними резко увеличилась дистанция, и чувство тепла сменилось глубокой обидой и упрёками. Малейшее невнимание со стороны тёти, малейшая претензия вызывали злость. Оля стала кричать на родных, швырять вещи, а потом подолгу плакать, зарывшись в подушку. На совместную встречу с тётей и со мной Оля не соглашалась.

На консультациях Оля то вспоминала все обиды, которые она пережила в тот период, когда умерли родители, то винила себя за предательство по отношению к тёте. Под предательством она понимала наши встречи, объясняя, что мне она говорит и доверяет больше, чем тёте, а так не должно быть.

Удивительным для Оли было то, что она, когда злилась, слова произносила чётко, без заикания.

Мы говорили с ней о её планах на будущее, о её чувствах, о том, что родителей невозможно вернуть.

На одной из встреч Оля сообщила, что наконец-то решилась побывать на могиле родителей. Ездили они вдвоём с тётей. Впервые плакали вместе.

Преображение Оли в течение наших встреч состояло из нескольких этапов. Вначале её поведение напоминало ангелочка, безмятежного и счастливого. Её заикание - единственное, что тревожило близких. Вытесненное, замурованное горе распирало изнутри. Внешнее благополучие скрывало отчаянное несмирение с ситуацией, протест против несправедливости мира. Оля изо всех сил стремилась быть хорошей, послушной девочкой, словно боялась нового наказания и новой потери. Долгие 10 лет она хранила в себе любовь к родителям и чувство вины перед ними, что осталась жива. Её детская душа очень нуждалась в защите от боли, и Оля стала играть в новую семью. Именно играть, выполняя роль любящей дочери. Делать вид, что всё хорошо. Что ничего не случилось. Что она счастлива и её ничего не тревожит. В начале родные беспокоились о ней, задавали вопросы, даже сердились, что она такая равнодушная и совсем не страдает, а потом поверили и включились в игру "жизнь без горя". У тёти родился сын. Оля очень сильно полюбила его. Она всегда охотно с ним играла и отдавала ему всю свою нежность. Но именно в этот период она начала заикаться. Сначала редко, а потом всё чаще и чаще. Обращения к врачам не помогали.

И только в моём кабинете Оля получила разрешение страдать. То, что душило её изнутри, стало прорываться в виде злости. И ангелочек превратился вдруг в капризного монстра - чужого и опасного. Все тосковали по ангелочку, стремились прогнать монстра, но он прорывался наружу, уродуя идеальный образ мира. Безжалостная реальность постепенно открывалась сознанию Оли. Боль, страх, разочарование захлестнули её. Она пробовала взять себя в руки, но все её попытки вернуться в придуманный мир терпели неудачу. Невозможно было уже игнорировать факт, что с ней случилось большое горе. И это горе было так велико, что маленькая девочка внутри себя носила вулкан - очень сильное душевное напряжение. И вот теперь, встретившись с ним, она почувствовала себя бесконечно одинокой, брошенной, обманутой самой собой. Игра закончилась. Закончился многолетний самообман.

Наше взаимодействие с Олей носило очень интенсивный характер. Честность состояла в том, что я отдавала себе отчёт в происходящем. Для Оли я была убийцей её родителей в её душе. И чем сильнее она это осознавала, тем уязвимее я становилась.

Оля по-прежнему скрывала свои чувства от родных. Она боялась им открыться. Ей казалось, что она обидит бабушку и тётю, ей было стыдно злиться, ведь для всех она была ангелочком. Но она злилась. Очень сильно злилась. На себя, на Бога, на родных. Никто её не спас. Она всё надеялась, что случится чудо и горе окажется неправдой. Чем старше она становилась, тем труднее было ожидание чуда. Но чудеса случаются только с хорошими девочками, поэтому нельзя плакать, нельзя капризничать, нужно помогать по дому, терпеливо молчать, если кто-то сердится и кричит. В этом хоть какая-то надежда, что она получит награду. А жестокая правда не отпускала. И родные возмутились её преображению. Тётя предложила Оле уйти жить к бабушке, так как она принимала поведение девочки за наглость. Мои объяснения только усугубили ситуацию. Тётя действительно обиделась, что Оля доверила мне свои чувства, а ей нет.

Оля, оказавшись без поддержки тёти, ещё острее почувствовала своё одиночество. И одновременно она поняла, как много сделала для неё тётя. Оля сильно скучала по братику. Всё это вынудило её согласиться с необходимостью отпустить прошлое. Она попросила тётю свозить её на кладбище. Только там тётя поняла, какая сильная боль таилась в девочке.

На следующую встречу они пришли вместе. Оля очень сильно повзрослела. Изменились её движения, что-то новое появилось во взгляде. Оля протянула мне листок, сказав, что это её прощальное письмо родителям, и она хочет, чтобы оно осталось у меня.
Чувствовалось опустошение в её душе. Но не отчаянная пустота, а чистота - готовность к новой жизни.

Оля поделилась, что готовится со сцены читать стихи. И уже пробовала рассказать их перед классом - всем понравилось. Заикание ещё не ушло совсем, но Оля научилась его не стесняться. Она осознала, что те, кто её любят, они любят её всякую. А те, кто дразнятся - не заслуживают её переживаний. Во время консультации заикание не проявлялось совсем.

Пришло осознание ценности тех людей, которые рядом, ценности собственной жизни. Пришло смирение и одновременно новые смыслы произошедшего. Ожидание чуда сменилось наполненностью реальными событиями и людьми.

Данный случай иллюстрирует как может возникнуть отчуждение у любящих людей, и каков путь его преодоления. Не формального заглаживания конфликта и устранения симптома, а сознательное движение в сторону тревоги, риска, боли, потому что они тоже важная часть нашей жизни.

Я не подталкивала клиентку к каким-то определённым действиям, не форсировала скорость её движения, не оценивала ситуацию, и её поведение. Я была с ней. И этого оказалось достаточно, чтобы у неё нашлись силы начать жить мужественно и честно.
В детском опыте девочки был скрыт источник её силы - она была любима родителями, и это осталось в её памяти навсегда. "Мы делаем для неё всё" - говорила мне тётя. Но тётя не готова была понять, что недостаточно заботится о комфорте (в данном случае и телесном, и душевном), нужно ещё мужество встречи с несовершенством мира и своей человечностью - то есть с ограниченностью, конечностью, уязвимостью.

Подводя итог, хочу отметить, что согласование ритмов жизни членов семьи возможно только при интенсивных отношениях. Это касается и супружеских отношений и детско-родительских. До тех пор пока процент здоровых семей будет так мал, как сейчас, нужда в психологических услугах будет только расти. Находясь в самообмане, сколько бы человек не бился, преодолеть отчуждение не удаётся. Можно играть в игры, придумывать совместные дела, тренировать волю и терпение, но без готовности честно смотреть на себя и других, без встречи со всеми составляющими своей жизни - любые изменения будут лишь фикцией, временным успехом.

 

Joomla SEF URLs by Artio
Выберите, пожалуйста, один или несколько разделов информации, которые Вас интересуют:
Я согласен(-на) с условиями Политики конфиденциальности

 

Закрыть окно