О.В. Лукьянов (2011г)

О НЕДОСТАТКЕ ИНТЕНСИВНОСТИ ЖИЗНИ,
О СМЫСЛЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА И ОБ ИЛЛЮЗИИ БЕССМЕРТИЯ

О.В. Лукьянов

Аннотация:

В современной жизни интенсивность в дефиците. Она доступна только, в своем роде, элите - людям, сохраняющим аутентичность своей экзистенции в современном мире. Не смотря на то, что внешне современная жизнь может казаться заполненной событиями, интенсивность жизни индивида и большинства сообществ ослабевает в силу разобщенности базовых модусов бытия, таких как выживание, проживание, жизнеосуществление и др. Недостаток интенсивности жизни не заметен благодаря заполненности жизни сомнениями, которым придается статус событий. "Современные сомнения" в конкретных случаях могут касаться самых разных, включая фундаментальные, оснований бытия. Возможно, что обеспечение интенсивности жизни в психологическом отношении становится современной областью профессиональной деятельности, подобно тому, как в свое время возникали профессиональные деятельности в области интенсификации жизни в образовании, производстве, медицине, досуге. Так же можно предположить, что движение за личностный рост, иссякшее к началу нашего века, будет заменено движением за развитие жизненного потенциала. Это, конечно, оптимистичный вариант.

В нашем мире и в нашей жизни происходят неочевидные перемены. Есть ощущение, что значительное число людей живет именно за счет перемен. Перманентное реформирование повседневности и традиционных форм жизни позволяет перераспределить ресурсы и блага в пользу самих распределителей. И становится совершенно второстепенным вопрос: создается что-то, или уничтожается. Главное, что есть динамика распределения сил, средств, ресурсов. Интенсивность изменений на первый взгляд велика. Но если провести экзистенциальный анализ жизненной ситуации, то окажется, что интенсивности жизни как раз не хватает. Одной из наглядных иллюстраций этого положения является эпидемия избыточного веса, о которой пишут сегодня ведущие научные журналы. В решение проблем избыточного веса каждая из развитых стран вкладывает миллиарды. При этом проблема не только не решается, но и нарастает. Подобная ситуация обнаруживается во всех сферах жизни. Средства вкладываются, а проблема растет.

В дефиците оказываются многие модусы интенсивности жизни: образование, отдых, работа, управление, развитие. Думаю, что каждый мог бы рассказать о своем опыте столкновения с вялостью современных систем администрирования, управления, образования, лечения и т.д.

В данном докладе я хочу коснуться такого модуса интенсивности жизни как предпринимательство. В контексте экзистенциальной психологии и терапии, предпринимательство является формой проявления свободы. Другие экзистенциалы так же играют большую роль. В частности, экзистенциал смертности, конечности индивидуальной жизни. Но если мы постараемся максимально точно определить смысл занятия предпринимательством, то должны будем согласиться, что это - свобода. Это доказывают и патологии, характерные для предпринимательства, это как раз патологии свободы. Патологии свободы возникают из искушений свободы, падения человека в один из модусов свободы, с пренебрежением другими модусами и целостностью, смыслами свободы. Одной и вероятно, важнейшей патологией свободы является иллюзия своей уникальности и своего бессмертия. То, что большинство успешных предпринимателей трагически погибают, не мешает всем остальным жить так, как будто они бессмертны. Нереалистичный оптимизм предпринимателей позволяет им рисковать, обеспечивает чувство уверенности в себе, самостоятельности. Но этот же нереалистический оптимизм и разоряет их. Разоряет не только в финансовом смысле, но и в смысле экзистенциальном.

Начнем с предположения: дефицит интенсивности жизни возникает из иллюзии бессмертия. Этот вопрос всегда был центром практик осмысления жизни, про это много, так сказать "известно". Но он никогда не бывает не актуальным.

Дефицит интенсивности и опыт осмысления иллюзий бессмертности

Как - то на мою страницу в одной из социальных сетей прислали ссылку на материал о том, что некая "бывшая сотрудница хосписа составила своеобразный рейтинг основных сожалений людей, подошедших к самому краю жизни. Она много лет работала в хосписе. Её обязанность - облегчение состояния умирающих пациентов. Таким образом, она буквально проводила с ними последние дни и часы. Из своих наблюдений она составила своеобразный рейтинг основных сожалений людей, подошедших к самому краю жизни".

Знакомство с этим материалом совпало с подготовкой доклада. В этот период своей жизни я старался, как говорится, усидеть на двух стульях. Я с одной стороны оставался сотрудником университета, формально профессором. С другой, я пытался создать частные предприятия. И то, и другое выходило, на мой взгляд, довольно вяло. Большая часть времени жизни была ожиданием. Мало было действия, и практически невозможно было планирование. Если же выпадал период высокой занятости, например, командировок, семинаров, консультаций и пр., это тоже не делало жизнь более интенсивной. При этом менять жизнь, по существу, не хотелось. Смерть и умирание в моей жизни существовали только как страх потери близких людей, но ни смерть, ни умирание, не были моей жизнью, не несли обновления жизни. И мне показалось своевременным воспользоваться помощью и опытом тех людей, которые проживали умирание и рассказывали об этом.

Я попробовал осмыслить пять самых "популярных" сожалений умирающих людей, соединив их со своими сожалениями, то есть с сожалениями человека, умирающего не спеша и бессознательно, а так же с сожалениями людей, которые кажутся мне достаточно понятными.

Я буду цитировать то, что мне удалось узнать из социальной сети и добавлять свои комментарии.

На первом месте в рейтинге сожалений стояло следующее:

  • Я сожалею, что у меня не было смелости, чтобы жить жизнью, правильной именно для меня, а не жизнью, которую ожидали от меня другие.

Это наиболее распространенное сожаление среди людей. Когда люди осознают, что их жизнь почти закончена, они могут оглянуться назад и легко увидеть, какие их мечты остались не реализованными. Большинство людей едва ли пытались исполнить даже половину из их мечтаний и должны были умереть, зная, что это происходило только вследствие выбора, который они сделали или не сделали.

Очень важно попытаться реализовать, по крайней мере, некоторые из ваших основных желаний на своем жизненном пути. С того момента, когда вы теряете свое здоровье, становится уже слишком поздно что-то предпринимать. Здоровье приносит ту свободу, которую очень немногие понимают, пока не теряют его.

Начал ли я уже терять здоровье? Не поздно ли мне задумываться о достижении своей мечты? Можно ли лично мне жить жизнью, правильной именно для меня, работая в современном Российском университете? Или шире, в бюджетной сфере? Наверное, можно, если прятаться и жить исключительно не связанными с работой и учрежденческой жизнью вещами. Выполнение бюджетных заказов дает стабильность и некоторый досуг. Но заходя в двери университетского корпуса, и читая на дверях объявления о предстоящей панихиде знакомых и часто совсем не старых сотрудников, я понимаю, что уже жалею о перспективе появления моей фотографии на одной из университетских дверей. Где бы я хотел умереть? Дома? На работе? В пути? Все - таки, дома. Но как тогда быть с университетом? Ведь университет - лучшее место для того, что бы быть и умереть дома!

Позволяет ли мне работа в университете исполнять свои мечты? Вообще-то, позволяет. Некоторые. Надо признаться, что ряд своих мечтаний я реализовал именно благодаря своей работе в университете. Но чего мне здесь не хватает? Зачем мне нужны еще какие-то проекты? Свободы. Ее все меньше. Последние годы я был лишен свободы не только разговаривать с коллегами по дружески, но говорить и писать по-своему в профессиональном отношении. Не потому что мне это запрещают. Внешне свободы стало больше, чем раньше. Смысла нет. Никому не нужна моя свобода.

Мне кажется, это важно. Важна не просто свобода или возможность жить по-своему. Важно, что бы моя свобода была нужна другим. Где такое возможно? Этот вопрос стал для меня главным способом диагностики житейских ситуаций. Разумеется, и процесс консультирования, и процесс развития собственной жизни требуют конкретных форм постановки этого вопроса. И пока я не могу дать другого ответа, кроме такого: моя свобода нужна в сфере предпринимательства особого рода, в предпринимательстве, решающем проблемы дефицита интенсивности жизни.

Под вторым номером в рейтинге было такое сожаление:

  • Мне жаль, что я так много работал.

Это чувство было у каждого пациента мужского пола, о котором я заботилась. Они скучали по своей молодости и по своим взаимоотношениям. Некоторые женщины тоже высказывали такое сожаление. Но поскольку большинство их было старшего поколения, они, в основном, не занимались зарабатыванием средств для семьи. Все мужчины, с которыми я работала, глубоко сожалели о том, что потратили большую часть своей жизни на однообразный труд для добывания средств к существованию.
Упрощая свой образ жизни можно сократить требования в доходах, которые вы думаете, вам нужны. Создавая больше пространства в вашей жизни, вы становитесь более счастливыми и более открытыми для новых возможностей.

Создаю ли я своей работой в университете больше пространства в жизни? Раньше создавал. Сейчас нет. Какая же работа создает больше пространства жизни? На этот вопрос у меня есть два ответа: создание некоммерческих партнерств и опять же, упомянутое выше, предпринимательство. Именно в этих формах можно мало работать и много жить.

Третье сожаление:

  • Мне жаль, что у меня не было смелости выразить свои чувства.

Многие люди подавляли свои чувства, чтобы сохранить определенные взаимоотношения с другими. В результате они соглашались на посредственное существование и никогда не становились такими, какими бы они хотели себя видеть. Возникновение многих болезней было связано с испытываемыми чувствами горечи и негодования.

Мы не можем управлять реакциями других. Хотя первоначально люди могут реагировать на изменения, которые вы вносите в отношения, не желательным для вас образом, в конечном счете, это поднимает отношения на новый более здоровый уровень. Лучше всего тем или иным способом устранять нездоровые отношения из вашей жизни.

Не уверен, что мне удастся избежать такого сожаления, но именно этот вид мужества я и пытаюсь сейчас проявить. Проявить свои истинные чувства по поводу одного из аспектов жизни. Я не могу сказать, что я подавляю какие-то из своих чувств. Может как раз потому, что они подавлены. Но я не считаю, что мои чувства надо выражать. Оглядываясь вокруг, я не нахожу людей, которые нуждаются в выражении моих чувств. Нуждаюсь ли я сам в их выражении? Нет. Я нуждаюсь в видении чувств. Можно ли видеть невыраженные чувства? Уверен, что да. И именно это стало основной формой для моей работы сейчас. Видение чувств - эта та область, в которой я намерен совершенствоваться в ближайшее время, считая ее очень полезной и перспективной.

Четвертое сожаление звучит так:

  • Мне жаль, что я не поддерживал отношения со своими друзьями.

Часто эти люди действительно даже не осознавали всей пользы поддержания контактов со своими старыми друзьями, пока до их смерти не оставалось несколько недель, и уже не всегда была возможность их разыскать. Многие оказались настолько погруженными в свои собственные жизни, что позволили их дружбе многие годы проходить мимо них. Было много глубоких сожалений о том, что их дружбе не было уделено столько времени и усилий, которых эта дружба заслуживала. Все скучают по своим друзьям, когда умирают.

Любому человеку, ведущему активный образ жизни, свойственно преуменьшать значение дружеских отношений. Но когда вы стоите на пороге смерти, материальные стороны жизни теряют свое значение. Конечно, люди хотят, чтобы их финансовые дела были в как можно большем порядке. Но не деньги и не статус сохраняют в конечном счете свое значение. Они хотят принести какую-то пользу тем, кого любят. Но обычно они уже слишком больные и уставшие, чтобы как-то справиться с этой задачей.
Действительно редко удается организовать стоящее событие с друзьями. Но именно потому, что отношения с ними важны, не хочется сводить их к простым разговорам и выпивке. Но на организацию значительных событий действительно не хватает денег. И здесь необходимо предпринимать серьезные усилия в отношении повышения степени интенсивности жизни.

Пятое сожаление:

  • Мне жаль, что я не позволил/позволила себе быть более счастливым.

Этот вид сожаления был на удивление общим. Многие до конца не понимали, что их счастье это вопрос выбора. Они были подчинены привычкам и сложившимся представлениям. Они находились в плену 'комфорта' привычного образа жизни. Из-за страха перед переменами они притворялись перед другими и перед самими собой в том, что были довольны своей жизнью.
Доволен ли я своей жизнью? Если не доволен, то чем? Мне не хватает свободы? Какой свободы? Свободы принимать решения? Путешествовать? Отдыхать? Создавать пространства своей жизни. Почему я не выбираю счастье? И если выбираю, то не так часто как возможно? На этот вопрос ответ получился такой: не имею права. А права не имею в силу того, что еще в недостаточно мере предприниматель, только становлюсь им, учусь. В этом тоже есть счастье.

Таким образом, мы можем составить картину смыслов современного предпринимательства. В соответствии с пятью основными сожалениями умирающих людей их можно представить так:

- Обеспечивать свою свободу, которая нужна не только мне, но и другим.
- Уменьшить время работы в пользу времени жизни
- Видеть чувства, для чего необходимо быть в особом откровенном пространстве.
- Реализовывать или участвовать в проектах, значимость которых будет соответствовать важности моей дружбы.
- Иметь основания для того, чтобы позволить себе быть счастливым.

Осуществить эти смыслы человек должен самостоятельно. Но маловероятно, что это возможно в одиночестве. Современный мир требует современных форм психологического образования и психологической помощи, адекватных необходимости аутентично повышать интенсивность жизни.

Выберите, пожалуйста, один или несколько разделов информации, которые Вас интересуют:
Я согласен(-на) с условиями Политики конфиденциальности

 

Закрыть окно