Душа подростка

 
dusha podrostka 
 
Фрагменты из реальной жизни
 
 Т.Н. Карпунькина
 
 
От издателя:
 
Не подвергая читателя испытанию «дидактикой» - автор решает такую важнейшую задачу - как Борьба за каждую детскую душу. Нужно ли напоминать, что сейчас мы теряем подростковое поколение, потому, что не можем говорить с ним на одном языке. Как  часто порой не хватает, оставшемуся наедине со своими проблемами,  теплого слова поддержки. Эта книга – своего рода "разговорник" для общения между поколениями. Этот процесс общения необходим - иначе не понять и не спасти тех, кто нам дорог.  Корень многих социальных болезней молодежи - в отсутствии позитивного опыта такого диалога. Старшие первыми, и в такой форме должны сделать шаг навстречу, чтобы не отпугнуть молодежь. Книга – "мост". Без вымысла, без поучений, без тени неоправданного «возвышения» над подростковым «Я». Книга - состоявшаяся как художественное произведение, в котором есть и действующие лица, и документалистика и сопереживание и конструктивное осмысление. Необходимо отметить особый взгляд на изложение материала - доверительный и честный, с первых страниц располагающий к автору и его точке зрения. Порой ловишь себя на том, что читаешь не книгу по психологии, а прозу. Как органичная часть повествования - в книгу включены подростковые тексты.
Ответы – между строк. Судьбы – реальные, а мысли и чувства – их первоисточник. Готовых рецептов в книге нет - вывод и какие-то решения напрашиваются сами, по мере прочтения. По крупице накапливается то знание внутреннего мира подростков,  которого так не хватает взрослому. Интересно будет и подросткам узнать о том, что есть люди, которые готовы помочь наладить "мост" между действующим поколением и поколением будущего.
Каждый педагог и родитель, вольно или невольно, отдает себе отчет в том, что через некий промежуток времени все составные общества будут заполнены сегодняшними подростками. Как мы их подготовим к той  взрослой жизни?  Здесь и станет необходимой такая книга, как ободряющее слово друга в трудную минуту, отвлечет от губительных и  саморазрушительных мыслей - остановит непоправимое. Будем внимательны и бережны друг к другу, попытаемся понять, что внутри у каждого огромный и сложный мир - хрупкий мир,  в который нельзя вторгаться грубо, чтобы не нарушить его равновесие и гармонию. Как посланник доброты и мудрости,  взрослый и педагог должен вначале понять подростка и лишь затем пытаться в нем что-то изменить. Но меняться должен не только подросток - ущемление которого, давление социума на него и так сильно - измениться должны и сами родители и педагоги. Нельзя дважды войти в одну и ту же реку - с каждым коллективным занятием в Школе социального успеха - меняются все, меняется мир вокруг, меняются отношения между людьми. Именно об этом строки одной из юных героинь книги:
Привет! Ты знаешь, что нас ждет?
Я знаю!? Все наоборот!
Ты к нам пришел, тебе решать,
Куда, зачем и как шагать.
Возможно, будут жизнь и смерть,
И неудача, и успех,
Любовь и ненависть для всех,
Мечтать мы будем, песни петь.
Быть может, будет смех сквозь слезы,
И превратим в реальность грезы,
Возможно, сбудутся мечты,
И будет жизнь, и будешь ты!
Ведь главное - разбудить в подростке себя,  дать пищу чувствам,  помочь оценить и определить значимость архитипичных понятий - Любовь, Смерть, Жизнь.
Плитченко Е.А.
 
 
 
Посвящение и благодарность
 
Мои любимые Денис, Кирилл, Шуша… и так более двух тысяч имён!

 

Эта книга о вас, сегодняшних подростках и уже выросших,  и обо мне с вами. В ней и радость, и смятение,  и грусть…В ней много жизни и мало того, как должно жить. В ней мы такие, какие есть, а не такие, какие надо.
Писать о нас одновременно трудно и легко.
Трудно, потому что наше общение очень интимное, личное. Чувствую большую ответственность за каждое слово.
Легко, потому что вы научили меня любить. По-настоящему. Смело и открыто. Научили преодолевать страх и доверять вам и жизни.
Спасибо, что впустили меня в свой мир. Спасибо, что разрешили показать этот мир другим.
Надеюсь, вы поймете, почему в первой части нет имен. Точнее, нет ваших личных имен. Я обязана заботиться о вашей безопасности, не смотря на вашу отвагу и открытость.
Все истории настоящие, и  вы - реальные. Реальны чувства и переживания. Жизнь с вами гораздо богаче моей фантазии. Я не стремилась рассказать хронику событий. Скорее я писала портреты,  используя «пейзажи» нашей жизни. Думаю, вы легко узнаете друг друга. И меня.
 Я делаю вам очередной подарок, открывая то, что ещё не было сказано, понимая то, что возможно понять только спустя какое-то время.
Дерзайте! Любите! Живите красиво и богато!
Навсегда ваша, Т.Н.
 
 
Содержание:
Введение.
Часть первая.
Взгляд из глубины.
  1. Подростковая любовь.
  2. Мой город.
  3. Любовь и смерть.
  4. День рождения.
  5. Исповедь.
  6. Странные дети.
  7. Я вам пишу…
  8. Смысл жизни.
  9. Мужчины не плачут?
  10. Вулкан.
  11. Психологи-убийцы.
  12. Я буду звездой!
  13. Не хочу учиться.
  14. Успела.
  15. Жизнь без жизни.
  16. Мы счастливы!
  17. Я не умею танцевать.
  18. Когда становятся мужчинами?
  19. Не стоит прогибаться под изменчивый мир…
  20. Вы не можете любить всех!
  21. Конопля.
  22. Раздвоение.
  23. Раздевайся!
  24. Безответная любовь.
  25.  Ангел-хранитель.
  26. Когда тебя воспринимают всерьез. (Хроника одного фестиваля).
  27. Пробуждение.
  28. Огромнейшие спасибочки…
  29. И всё-таки - это любовь!
Часть вторая.
Время настоящих слов (Рефлексия совместного времени).
1.      Любовь, смерть, человечество.
2.      Моя психология.
3.      Чего стоит моя жизнь.
4.      Свобода – это…
5.      Стоимость моих открытий.
6.      Свободные порывы в разное время.
Часть третья.
Философия урбанистического безвременья (Творчество по зову сердца).
1.      Лаптев Сергей.
2.      Денис Лапин.
3.      Карпунькина Валентина.
4.      Андрей Наумов.
5.      Полетаева Анастасия.
6.      Из неподписанных архивов.
Часть четвёртая.
«Можно быть живым…» Концепция организации социотерапевтического пространства для старшеклассников или подробности о «Школе социального успеха».
Послесловие.
Сергей Лаптев. Specially for...
Лукьянов О.В. Время и обречённость.
Дорогой читатель!
Эта книга – почти исповедь. Прошу читать её бережно, сердцем. И пусть тебе откроется великое таинство душевного мира подростков.
Как часто мы, взрослые, ужасаемся подростковой жестокости, дерзости, наглости и безрассудству. Как много хотим объяснить, внушить и даже переделать в юных душах. Но есть ли у нас на это право? Слышим ли мы их? Видим ли? Понимаем ли?
Найдутся такие, которые смело ответят: «Да!» Мне приходилось их встречать. От души сочувствую им, ведь взгляд сквозь призму непоколебимых убеждений туманен. Сквозь призму невозможно разглядеть множество оттенков чувств и переживаний подростков, расслышать тысячу мелодий их творческих порывов, почувствовать уникальность, глубину и неповторимость каждого мгновения их жизни. Если ты думаешь, что знаешь или хочешь узнать подростков раз и навсегда – можешь отложить эту книгу. Она не для тебя.
Она для тех, кто готов открывать мир подростков снова и снова. Для тех, кто не спешит судить, ставить диагнозы, оценивать, решать проблемы. Она для тех, кто любит или хочет рискнуть полюбить подростков. Для тех, кто ищет настоящей встречи с ними. Встречи подростков со своими сверстниками, родителей со своими взрослеющими детьми, педагогов с учениками, психологов с клиентами…
Я не стремлюсь нравиться. Я не претендую на однозначную истину. Я не ищу поддержки. И это не пафос. Это забота о том, чтобы ты сам принял  решение – быть с нами или нет. Именно так я поступаю на каждом занятии с подростками. Именно с этого начинается уважение друг друга.
Решившимся читать дальше, я искренно говорю: «Здравствуйте! Нам по пути!»
Меня не обязательно понимать, можно критиковать, злиться – это тоже путь.
Каждому из ребят-героев этой книги, прежде чем публиковать её, я  предлагала внести свои поправки, свои дополнения.
 «Для кого эта книга? Кто её будет читать?» - задавали они мне вопрос. «Кому ещё может быть это интересно, ведь это наше! Это важно для нас!».
Большей награды мне не нужно. Это важно для них!
В этих словах не только разрешение, но и в какой-то степени соавторство. Более того, они захотели поместить свой взгляд на происходящее, и ты найдёшь его во второй и третьей частях книги. Тексты ребят специально оставлены без литературной правки. Искренность нельзя править, нельзя мерить, её легко спугнуть. Для многих было нелегко решиться на публичную открытость. Надеюсь, ты оценишь их подарок.
Сколько бы ни было тебе лет, всей душой желаю смелости и отваги. И пусть книга поможет тебе:
-          научиться видеть, слышать, чувствовать, говорить по-настоящему, сердцем;
-          преодолеть безысходность отчуждения и одиночества;
-          понять, простить и принять себя и своих близких;
-          обрести надежду, терпение  и веру;
-          освоить очень простые, но необходимые как воздух для благополучной жизни, «уроки» Близости, Доверия, Любви.
Август, 2006 г.
Часть первая.
 
Взгляд из глубины.

 

 
1
Подростковая любовь.
 
Максимализм – одна из особенностей подростков. Поэтому и любовь у них наотмашь: если счастье - то без границ, если трагедия - то до глубины души.
- Моя душа словно раскололась на множество кусочков… Я ничего не хочу… Мне трудно дышать. Слёзы сами катятся из глаз. Уже третий день я ничего не ем… 
Серое лицо, опущенные плечи, полные тоски глаза. Современная Джульетта в очередной раз подтверждает бессмертие шекспировского сюжета. Столько всего написано, спето, показано про любовь, но каждый  подросток вновь переживает ее с первозданной наивностью. И никакой многовековой опыт человечества не способен увеличить счастье или предотвратить беду. Подростковая любовь неуправляема и непотопляема.
- Расскажи, что случилось, - я спокойна, но внимательна. Понимаю, что здесь не помогут ни мои нравоучения, ни советы из моей прошлой жизни. Поэтому стремлюсь быть искренней, «жить сейчас», как говорят психологи.
Она долго теребит сумочку, подбирая слова.
- Не знаю, как начать…
- Начни как-нибудь. Не торопись.
- Понимаете, он на меня даже не смотрит. Он считает меня уродиной.
Я удивленно вскидываю брови. В группе она одна из самых симпатичных и явно «пользуется спросом» у мальчишек. Больше того, она сама всегда гордилась своей внешностью. 
- Что ты имеешь в виду? – уточняю я.
- Он сказал, что не хочет со мной встречаться.
- И…
- …и, что я ему нравлюсь как друг.
- И…- я начинаю раздражаться: как такая умница, как она, вляпалась в такую банальную историю! И сразу говорю себе «Стоп!». История-то банальна, а вот она-то реальна. И чувства ее самые настоящие. Проще всего сказать ей, что все ерунда, и что встретит она другого, достойного, или, что тысячи людей  без любви прекрасно обходятся. В общем, какую-нибудь правдивую  взрослую чушь. Принудительно отрезвить. Тем более - сама пришла. Значит, надоело мучиться, пора за ум браться!
- …и я не знаю, что делать. Я не хочу ему навязываться. Я не хочу ему доказывать, что я достойна его любви.
- А чего хочешь?
Я смотрю на нее и тихо радуюсь – она пришла не убивать любовь, а учиться любить!
-  Хочу?  Хочу, чтобы он всегда был рядом. Чтобы звонил. Чтобы просто любил.
- Хочешь замуж, – делаю я вывод.
Она встрепенулась.
- Почему сразу замуж? Мне только 16.
- А ему?
- Ему 22.
- И он не хочет с тобой встречаться, потому что ты – уродина?
- ???
- Ты сама так сказала.
- Вы считаете, что я для него маленькая?
Она ожила. В глазах появилась ярость. Теперь она явно нападает на меня, ведь я всегда подчеркивала ее взрослость, даже какую-то недетскую мудрость в отношениях. А тут – полная деградация. Но, спокойно, не торопись! Не строй из себя добропорядочную матрону! Рано резать кожу, если из-за грязи не видно занозу. Сначала нужно вымыть руки.
- Я не знаю. Могу только предположить, что ты для него опасная.
- Как это?
- Если он – порядочный человек, то он должен тебя бояться.
- Я такая страшная?
- Нет, не ты. Твоя страсть. Ты хочешь всего, и обязательно сегодня. Это любого испугает. Никто не хочет оказаться в капкане.
 - Мне не надо торопиться, чтобы его не пугать?
- Не знаю. Вряд ли будет правильно, если мы будем с тобой придумывать средства для охоты на него. Ведь он не виноват, что ты полюбила его. Он ведь имеет право сделать свой выбор сам.
- Мне просто ждать?
- Просто жить.
- А любовь как же?
- И любить!
- Мне ведь больно!
- Больно.
- Я не хочу, чтобы было больно.
- Хочешь, чтобы я научила тебя быть равнодушной? Мёртвой?
- Нет.
Она задумывается и долго молчит. Вдруг на ее лице появляется нежная улыбка. Светлые слезинки катятся по щекам.
- Я такая счастливая! Я – люблю! – шепчет она мне восхищенно, едва слышно.
- А – он? – тревожно спрашиваю я.
- Даже если мы не будем вместе, я теперь знаю, что у меня есть душа. Это он открыл ее для меня. Я трепещу перед встречей с ним, я мечтаю о нём, когда его нет рядом, я страдаю от сомнений: будем ли мы когда-нибудь вместе. Но я никогда себя не чувствовала такой живой!
- А – он?!
- А - он?.. Время покажет. Давайте попьем чаю!
- Ты хочешь есть?
- Да!!!
- Так вот ты зачем ко мне пришла, оказывается! Чтобы есть захотеть!
Мы хохочем, и я понимаю, что все осталось на своих местах, но мир стал светлее, ярче. Сквозь окно донеслась птичья трель, удивительным образом перекрывая свист шин проносящихся мимо автомобилей.
2
Мой город.
 
Рабочий настрой сквозил во всем. Весело и споро справлялись с любой задачей. Теплота отношений трогала каждого, кто смотрел на нас.
Предложение нарисовать свой город Мечты, в котором они хотели бы жить, показалось всем по-детски наивным и радостным. С удовольствием рисовали цветочки, звездочки, дома в виде сердечек. Даже взрослые присоединились и вели себя, как дети. Город получился радужный, светлый, праздничный. Рядом красовались пальма и новогодняя елка, в небе парил голубь, похожий на окорок. Влюбленные разгуливали среди сказочных деревьев.
О цивилизации напоминал лишь корабль да огород, заботливо окруженный забором.
Рассказывали о рисунке взахлеб, с воодушевлением.
Роль ведущих проявилась позже. Они устраивали стихийные бедствия – то удар молнии, то извержение вулкана, то заболевание лихорадкой…- никак не оценивая действия «жителей» города. «Жители» были возмущены.
- Этого не может быть в нашем городе!
Но было…
С природой не поспоришь. Нужно было находить способы как выжить.
При этом пользоваться можно было только тем, что уже нарисовано.
«Жители» ждали следующего дня, в надежде, что им разрешат нарисовать город заново, и уж тогда-то они позаботятся о своей безопасности.
Но ведущие наутро повесили тот же рисунок, а сами вообще «переехали» в соседний  холл, повесив над собой наглую вывеску «Дума».
Самый активный «житель» был единодушно избран Мэром.
Следующий шаг ведущих – каждому жителю была выдана одинаковая сумма денег.
«Жители» продолжали держаться вместе. Быстренько организовался «банк», куда все отдали безропотно деньги. Что теперь с ними делать? Как деньги могут защитить от грозы или эпидемии?
Постепенно «розовый» город покрылся промышленными предприятиями.
Деньги в городе все прибавлялись, и вдруг кто-то додумался попросить зарплату у Мэра. Страсти накалялись. Появились предприниматели, которые больше не хотели работать за зарплату, а хотели иметь собственную прибыль.
Мэр тщетно пытался угодить своим «жителям». Они словно ошалели. Покупали и продавали все подряд. Все спорили и соревновались друг с другом. Никто не слышал и не замечал друг друга.
- Всё было хорошо, пока не появились деньги! – сокрушался Мэр.
- Боже мой! Это же только рисунок! – испуганно пищала одна из новеньких девчонок.
- То ли ещё будет! – азартно потирали руки «предприниматели».
Третий день «жизни» в городе Мечты оказался особенно трудным. «Жители» увлеклись так, что перестали называть друг друга по именам. Существовали только роли.
Развитие города волновало теперь только Мэра. О системе отчислений на общие нужды никто не позаботился. Мэр «построил» кафе на личную зарплату, чтобы за счет прибыли содержать городские службы!
Наконец, нервы не выдержали:
- Что с нами?! Нам было так хорошо вместе! Что изменилось? Почему мы стали злыми и чужими?
Этот вопль прекратил игру. Маски скинуты. Все оторопело смотрят друг на друга.
- Это игра виновата…
- Правила дурацкие…
- Дума плохо работала…
Постепенно шум стих.
И только рисунок висит зловещим напоминанием о пережитых страстях.
И как-то пусто внутри.
И трудно понять, куда делись близость и тепло.
***
На следующий день:
- Всё как в жизни. Мечтали о красоте, а хотели богатства…
- Я поняла, что значит «моё». Мои мысли, мои действия, мой город! Город, который я создаю. Город, красота которого зависит от меня.
- При любых условиях нужно оставаться человеком. Я теперь понимаю, каково быть Мэром.
- Можно всю жизнь быть недовольными и мечтать о «розовых» замках. Но сложится ли в них жизнь? Сумеем ли мы построить там счастье? А если сумеем там, что не даёт сделать это здесь?
Это была всего лишь игра...
 
3
Любовь и смерть.
Всё не заладилось с самого начала. Новеньких не оказалось, поехали только старенькие - стажеры. Да ещё взрослые, которые были знакомыми, но чужими и «занудными» для совместной жизни.
Для неё эта поездка оказалась особенно трудной. Сразу столько обстоятельств вокруг неё: родные, учителя, друзья и все здесь. Как тут сохранить здравомыслие?
Она старалась. Действительно старалась.
Но наступил момент, когда она не выдержала и, обессилившая, растерянная, вконец испуганная бросилась ко мне в объятия: «Помогите! Я не знаю, что делать». Видимо для полного комплекта, приехал ещё и её любимый. Он приехал ни один, с другом. Но, главное – оба они еле держались на ногах от влитого в себя горячительного. Радость встречи смешалась с горечью отвращения.
С этого момента все «чужие» взрослые жили параллельной жизнью, наблюдая за нами лишь издали. Диалог с ними так и не случился. Они не потребовали, а у нас хватало проблем и без них.
***
«Все подростки пьют! Это норма», - слышала я не раз. Я не прячусь от этой истины, но не перестаю повторять: «Это - не моя норма!» Я не хочу , чтобы наши встречи были поводом для выпивки. Но наши отношения исключают возможность устанавливать запреты. Я – не надзиратель. Я не хочу диктовать. Но не могу и оставаться равнодушной.
***
-Доверься мне… - попросила её я.
- Я позволю ему остаться в том случае, если ты и все остальные ребята до утра согласитесь не видеть его.
Был поздний вечер, это повлияло на моё решение.
У неё не было причин не доверять мне. Она согласилась. Но внешне. Остальные промолчали. Она не поняла, как много именно она значила для меня в тот момент. Что речь шла обо всей её будущей жизни. Именно тогда она делала выбор, что с ней можно. Причем этот выбор часто делается один раз на всю жизнь. Потом можно жаловаться, объяснять, возмущаться – внешнее сопротивление разорвать невыносимо трудно. Но это знаю я – она не знала.
Поэтому нарушила слово. Вместе с другими. Более того, появилось спиртное и для участников круга.
Когда утром прозвучало их признание, я не чувствовала себя преданной.  Вызов был настолько открытый, а обвинение в том, что я посягнула на самое святое в нашем круге – их свободу, было таким искренним. Я почувствовала каждой клеточкой моего тела:  всё, что я делала в круге раньше, было мелочью. На этот раз мы выясняли не отношения, а саму сущность бытия.
Я понимала, что её проблема стала моей. Теперь уже я находилась в центре и несла смертельную угрозу. Именно так воспринималась всеми возможность разрушения круга.
Я объявила о том, что спиртное и я – несовместимы. Что, выбирая спиртное, они выбирают быть без меня.
Это был ультиматум. Но я ни на секунду не была против них. Я любила искренно и как никогда ответственно.
Они снова промолчали. Весь день все делали вид, что ничего не случилось, шутили, работали, одним словом жили. А ночью – пили…
Коллеги пробовали вмешаться, суетились, хотели прервать необратимость событий. Просили меня, выйти, остановить…
Я не вышла к ним. Я уважала их выбор.
***
Боль.
Душевная боль смешалась с физической. Температура поднялась до сорока – последствия весеннего укуса клеща давали себя знать. Стучало в висках, щемило сердце.
Наконец наступило утро. Трезвое утро.
Смотреть в их глаза было невозможно. Они не радовались победе.
Боль и смерть царили во всём: в воздухе, наполненном сосновым ароматом; в пронзительном молчании; в опущенных, наполненных скорбью глазах.
Все понимали – круга больше нет. Вернуть мои слова или их действия – невозможно. Они молча собирали вещи… Я ушла в лес…
Я бродила среди сосен без мыслей, без сил, без цели. Я бродила долго, пока не поняла, что имя моей и их боли – любовь.
Любовь и смерть. Самое несуразное сочетание. Ну почему люди так часто понимают, что любят, лишь, когда соприкасаются со смертью?!
Я не преследовала великих целей. Я ничего не стремилась им доказать. Я не обвиняла их. Я скорбела вместе с ними. 
Я чувствовала каждого из них, а её сильнее других. Она была такой близкой, родной и понятной.
Я плохо помню, что именно я тогда говорила. Мои слёзы не были слезами раскаяния или обиды. Это были слёзы, обнажающие любовь и искренность.
Я держала дистанцию. Я не села в их круг, когда собрались, чтобы попрощаться.
Часть парней, уехали, не дождавшись окончания прощания: выбор сделан… Ничего нельзя изменить... Нельзя?!!
Остальные уйти не смогли. Напряжение росло.
И вдруг одна из них сорвалась с места. Она вышла из круга и встала рядом со мной. 
Все поступили также...
***
Вот так, неожиданно просто, смерть превратилась в жизнь.
Круг умер. Умерли все, кто был в том кругу. Но любовь пробудила нас новых, дала силы сквозь отчаяние увидеть надежду, преодолеть время, пережить смерть.
Изменились все. И я. И она.
Группа родилась заново.
…Спиртное ещё не раз было темой разговора в кругу, ещё не раз мы обжигались о разницу во вкусах, в ценностях, во мнениях. Но навсегда между нами осталась вера в силу Любви. В её всеобъемлющую, нечеловеческую силу, поражающую своей красотой и величием.
Силу легко спутать с насилием. Веру легко спутать с властью. И только любовь нельзя спутать ни с чем. Она имеет разную ценность для каждого из нас. Но встреча с ней незабываема.
***
Её экзаменационная работа была настоящим откровением. Каждое её слово отзывалось в моём сердце. Все мои «вложения» были возвращены с избытком. Я искренно гордилась ею.
Стремление человека к благополучию – естественно. Она - не исключение. И я тоже.
Она очень сильно похожа на меня лет двадцать назад. Такая же уязвимая и сильная одновременно, такая же ранимая и непокорная, такая же искренняя и неопределённая… Одно и то же событие способно вызвать в её душе одновременно совершенно противоположные чувства и очень трудно докопаться до однозначной истины. Также как я, она ищет силу быть в этом мире. Быть одинокой, быть любящей, быть живой…
Моя нежность к ней – необъяснимое чудо. Она живёт во мне уже несколько лет и помогает понимать её в самые разные моменты. Я очень благодарна ей за мои собственные открытия и новые возможности в воспроизводстве жизни, любви и особенно нежности.
Знаю, что я в её жизни – настоящее испытание. Что каждая наша встреча – это труд. Это одновременно любовь и смерть. И её, и моя.
Ни разу я не позволила себе признаться ей, как много она для меня значит, хотя она этого сильно ждала. И я ждала. Ждала безопасной дистанции, ждала автономности, ждала её взрослости.
Я так и не посмела дать ей имя. Имя в моей жизни.
Более того, был момент, когда я отказалась назвать её другом.
Сначала я думала, что трушу, избегаю настоящей с ней встречи, но теперь, глядя издалека, я вижу её многоликость и многозначность для меня. Мы столько раз проходили с ней путь от полного душевного слияния до резкого противостояния! От безусловного доверия до полного разрушения…
Я не захотела загонять её в границы одного имени. Имя – это определённость, это обязательства, это в какой-то степени власть. Я не знала этого раньше. Я наивно искала способа взаимодействия без взаимного влияния. Идеальных отношений. Увы… Миф об отрицании власти, насилия и о свободной жизни рассыпался. Люди для того и встречаются, для того и сближаются, чтобы влиять друг на друга, зависеть друг от друга, и тем самым проявлять свою свободу, свой выбор!
Я выбирала её много раз, когда вставала дилемма как быть. Я выбирала её даже тогда, когда была реальная угроза моей безопасности, моему благополучию. Знала ли она об этом? И да, и нет…
Трудно разглядеть это, если человек боится.
Трудно быть безымянным.
Страшно быть безликим.
***
- Я научилась дарить, ничего не прося взамен. Я хочу - поэтому делаю, и не жду благодарности… - поделилась она однажды.
Сколько стоят эти слова?!
Мне не нужно другой награды.
Она научилась хотеть по-взрослому. Она научилась любить. Она научилась платить.
А значит, стала богатой.
Богатой душой…
И имя ей в моей жизни – Любовь. Многоликая, многозначная, многотрудная. Поэтому настоящая.
 
4
День рождения.
Сентябрьские дни стояли удивительно теплые. Ласковый ветер  играл ярким костром полыхающей листвы, а солнечные лучи путались в ветвях деревьев.
Социально-психологический марафон подходил к концу.  Третий, последний день был особенно наполнен событиями. Ребята подводили итоги, удивлялись открытиям друг в друге и в себе, придумывали варианты продолжения новой зародившейся в них жизни. Темп работы был очень высокий. Дорожили каждой минутой оставшегося времени.
Все три дня Он был одним из лидеров.  Был активным и скромным одновременно.
Последний  день марафона был знаменателен еще и тем, что это был Его день рождения. С утра взрослые делали деловой вид и напрочь игнорировали этот факт. Ничто не предвещало того, что весь вечер будет посвящен Ему…
Подарки друзей были разными – кто-то пел Его любимую песню, кто-то читал сочинённые стихи. Но это Он ещё мог ожидать. А вот появление ведущих и педагогов в образе фей было непредсказуемо. И как прикажете пережить собственное перевоплощение в «спящего красавца»?! Чего стоят только «волшебные» подарки фей и «спасительные» поцелуи друзей в лоб!.. Столько внимания Он ещё не получал в своей жизни. Неожиданного, очень простого и искреннего, от которого не хотелось прятаться, а хотелось петь.
- Я словно только сегодня родился!
В Его словах недоумение и восторг! Его искреннее безграничное счастье льётся через сияющие глаза, взлохмаченную шевелюру и раскинутые в стороны руки.
Ему не завидуют. Вместе с Ним счастливы все. Это очень редкое качество - заражать своим счастьем.
***
Мало кто в группе пользовался такой любовью. На него даже если обижались, то не всерьез и ненадолго. Его смело можно назвать душой компании. К нему приходили жаловаться на судьбу или плохое поведение друга или подружки, у него находили поддержку и защиту, он всегда стремился сначала понять, потом судить.
Он не любил «грузиться». Он всегда принимал близко проблемы и трудности других, был рядом, если в нём нуждались, но искать сочувствия  самому было не в его характере. Иногда я наблюдала, как за улыбкой он тщательно скрывал то, горькое, что было на душе. Делился он только хорошим.
…Прошло много совместной работы, прежде чем он обратился ко мне с личной проблемой.
- Все думают, что я сильный, а я на самом деле  очень боюсь. Я стараюсь не думать о плохом. Дурачусь и улыбаюсь даже когда больно.
- Предпочитаешь врать?
- Да. Зачем показывать свою слабость?
- Быть слабым стыдно?
- Я просто боюсь.
- Расскажи подробнее.
- Я боюсь одного человека. Я полностью завишу от него. Всю свою жизнь, сколько себя помню, я хотел ему нравиться, но у меня ничего не получалось.
- Хочешь сказать, что он хотел от тебя того, что ты был не в силах сделать?
- Я хотел, чтобы он мной гордился.
- Ты стыдишься себя?
- До встречи с Вами я вообще считал себя ничтожеством. Теперь я не стыжусь, а скорее злюсь.
- На него?
- И на него и на себя.
- Почему?
- Я до сих пор его боюсь. У меня холодеет всё внутри. Я не могу с ним разговаривать. Я превращаюсь в забитого щенка, который даже скулить не имеет права, когда на него орут. Он просто монстр!
- Он считает тебя маленьким?
- Не знаю. Такое ощущение, что я самое ужасное, что есть в его жизни.
- Ты очень неравнодушен к нему.
- Он ко мне тоже!
- Он любит тебя?
- Надеюсь, да. Иначе я уже не выдержал бы.
- Значит его крики и претензии – это его забота о тебе?
- Я больше не хочу, чтобы обо мне так заботились.
- Хорошо. А чего хочешь?
Сформулировать ответ оказалось непросто. Он долго смотрел в окно безнадёжным взглядом. Чудес от нашей встречи он явно не ждал.
- Хочу?.. Порой мне кажется, что я ничего уже не хочу. Просто уйти, быть далеко.
- Далеко от него?
- Нет. Это не помогает - тогда я думаю о нём. Скорее далеко от реальности.
- Стремишься забыться?
- Да.
- Это помогает?
- Это отнимает много сил.
- Ты пришёл ко мне за силой?
- Да! Я должен с этим что-то сделать.
- Зачем?
- ??? Ведь я его люблю!..
От неожиданности он замер. Вырвавшиеся слова ошеломили его. Страдая столько лет, он думал, что страдал от ненависти.
- Ты хочешь научиться любить по-другому?
-  Я не жду от него нежности. Мне не хватает его уважения.
- Уважение – от слова важность. Ты недостаточно важен для него?
- Важен? Порой мне кажется, что у него нет других дел кроме меня!
- Так чего же ты хочешь?
- … Я хочу, чтобы он знал, как он важен для меня.
- Ты хочешь выразить ему свою любовь?
- Это очень трудно. Невозможно! Я не могу говорить с ним!
- Потому что ты слаб?
- Он не хочет слушать меня. Он всегда орёт!
- Потому что ты слаб?
- Потому что… он не знает, что со мной делать!
- Я тоже не знаю, что с тобой делать.
- Вы уже сделали…
В его глазах снова заиграли озорные чёртики.
***
Я понимаю, что наш разговор – это не решение проблемы, это лишь её внятная формулировка. Но и это уже не мало.
Весь остальной путь он проделал сам.
Я горжусь его силой. Его вторым рождением.
 
5
Исповедь.
Мало кто так сильно нуждался в любви, и кто делал столько нелепых ошибок, чтобы её не получать.
Он перепробовал, казалось все способы: ждал, просил, требовал, агрессировал, уходил, был рядом в трудную минуту, терпел, стиснув зубы… Не помогало ничего. Пропасть между ним и людьми оставалась огромной! Он плакал, злился, предъявлял претензии… И был белой вороной. Иногда его клевали, иногда просто не замечали, иногда открыто посмеивались.
Я вмешивалась, много раз «делала подарки», но даже сама держалась на дистанции. Малейшее его приближение вызывало необъяснимую тошноту, не потому что он был противным, а как будто тебя укачивало, а затем  засасывало против твоей воли в мутный омут.
Омут… Бывали моменты, когда он был предельно откровенен. Все понимали, что он говорит правду, но она мало трогала душу. Его слова были похожи на лозунги из газет, поэтому-то омут и был мутным. Поэтому-то  он казался бездонным. Сколько бы не давали – было мало. Требовалось ещё и ещё, и не было никакой возможности насытиться.
День за днём просто быть с людьми стоило ему титанических усилий. Его недовольство собой и высокие, но какие-то расплывчатые требования к остальным делало весь мир грязным и уродливым. Он умудрялся разбудить самые презренные качества в людях и их же за это обвинял.
Самым большим испытанием для меня было его присутствие в группе. Терпеть, когда один «просит» унижения, а другие «рады стараться», было выше моих сил. Запрещать было бессмысленно – это просто перекочёвывало за пределы общей работы.
- Я делаю всё, как они! Почему результат – другой? Почему меня не понимают?!
Я понимала всю силу его страдания. Я искала способ быть с ним. И единственной возможностью помочь ему оказалось – не помогать! Я стала не разрушать или уменьшать границу между нами, а стала делать её видимой, осязаемой, понятной. Сначала он сопротивлялся, игнорировал свою «ограниченность». А потом странным образом стало приходить очищение.
Меня удивляла его настойчивость. Несколько раз были моменты, когда он уходил, хлопнув дверью. Но каждый раз возвращался. Порой не сразу, порой вопреки здравому смыслу… Но снова и снова он шёл навстречу себе и людям. Его мужество покорило меня. Появилась стойкая вера в его успех. И теперь уже все столкновения его и ребят вызывали у меня улыбку и гордость.
Он злился на меня. Он не понимал моей улыбки. Но чувствовал, что я уже не отталкиваю, что границы наши стали устойчивыми и безопасными.
Его созидательная сила проявилась неожиданно. В нём пробудилось желание дарить. При этом люди не спешили его благодарить, будто устраивая дополнительное испытание. Даже наоборот, иногда в ответ он получал жестокие оскорбления. Он уже не просил, а его продолжали унижать.
***
Хотеть любви, значит любить… Всё  просто. Но как трудно бывает это сделать. Любить – это глагол - имя, обозначающее действие. Как угадать, почувствовать, поверить, что любовь – это благо, когда много лет только от её желания, столько боли и страдания?  Как научиться прощать? Как научиться беречь себя? Как научиться ценить – то есть назначать цену?
Каждый делает это по-своему. Нет универсального пути. Этот путь открывается ищущему. Этот путь одолевается любящим.
С чего начать? С любви. К себе, к жизни, к Богу, если хотите…
***
Он так и не успел показать себя нового в группе. Его подвиги остались «за кадром». Он не решился прочесть свою «Исповедь» - рефлексивный отчёт ребятам – много разных «уважительных обстоятельств» помогли ему этого избежать. Можно было бы назвать это слабостью, но я расценила как мудрость – первую настоящую заботу о себе.
***
Ему всё ещё трудно преодолеть инертность отношения к нему ребят из нашей группы, но он сумел построить свой круг в другой жизни. Ему есть, чем гордиться.
Он приходит с благодарностью и радостью. Счастьем светятся его глаза, и каждая встреча – событие: щедрое, интересное, важное.
 
6
Странные дети
Эта осенняя сессия шла как-то странно. Практически сразу после приезда в санаторий, ещё почти совсем не освоившись, группа «нырнула» в самую глубину человеческого бытия, ища ответы на очень личные и важные вопросы. Работа шла напряжённо почти 10 часов подряд, с маленькими перерывами.
Периодически в холл, где разместился наш круг для работы, заглядывали сотрудники санатория с удивлёнными глазами: куда делись дети? По их опыту, если заехали подростки - нужно усиливать охрану и быстренько, пока не разнесли корпус, организовывать досуг. Специально к нашему приезду был принят на работу воспитатель, которая встретила нас, показала, где что и предложила игры, дискотеку - привычные каникулярные развлечения. Ребята сразу её предупредили, что у нас другие планы, но на дискотеку согласились, правда после окончания работы, то есть в три часа ночи. Конечно, никто им не поверил.
Бедная воспитательница ходила неприкаянная вокруг холла, удивляясь тишине и серьёзным лицам ребят. На неё не реагировали. В полночь она отправилась таки спать.
Один из охранников, долго стоял и смотрел, что происходит в холле. Его глаза удивлённо расширялись.
- Вы всё время так сидите и молчите? Вы, наверное, чем-то больны? – посочувствовал он ребятам.
А им ситуация уже показалась забавной, и они начали свой четырёхдневный великий розыгрыш любопытных.
- Да нет. Это просто такое специальное упражнение. Волю тренируем, – с серьезным видом сообщили они.
Все последующие дни группа жила двойной жизнью: очень глубокой во время работы и по-детски радостной в короткие, но содержательные перерывы. Они ничего специально не придумывали. Просто взрослые умудрялись попадать именно в те моменты, когда  понять, что происходит, без дополнительных объяснений было трудно. А объяснения ребят ещё больше запутывали. Ну а что бы подумали вы, если, идя по коридору, вы  бы увидели сидящих на полу подростков? Рядом с каждым из них стоит кружка с насыпанным кофе. А они чинно играют в «ладушки», развивая координацию движений. Мимо проходила та самая воспитательница. Получив от ребят «на завтрак» много шутливых упрёков за то, что накануне рано ушла спать и оставила их без дискотеки, она мечтала понять, чем же мы занимаемся на самом деле. Вспомнив, что лучший способ понять – это присоединиться, как рассказывала она мне позже, воспитательница уселась на пол рядом с ними.
- Что вы делаете?
- Ждём, пока закипит чайник, – просто ответили ребята.
А надо сказать, что по поводу чайника уже была забавная ситуация. Как только мы приехали, мы обнаружили в каждой комнате по чайнику. Обычному, эмалированному, трёхлитровому, советских времён. Как им пользоваться, если нет плитки? Ребята и спросили, мол, чайники на батареях греть?  А батареи, к слову, были чуть тёплыми и мы сразу поняли, что будем мёрзнуть. Ребятам объяснили, что в чайники набирают минеральную воду из источника, а батареи «недостаточно горячие», чтобы могла закипеть вода. Получив исчерпывающий ответ, ребята тихонько похихикали над его серьезностью.
Так вот, получив простой ответ, что ребята ждут чайник, к воспитательнице закрались тайные сомнения: уж, не на батарее ли они его греют?
- У меня есть электрический чайник. Пойдёмте, я вас угощу, - вкрадчиво предложила она.
- Нет, спасибо. Мы свой подождём.
Ну откуда ей было знать, что мы предпочитаем ездить с комфортом и всегда берём с собой электрический чайник?! Но берем его один на всех, и обычно он находится у меня в комнате.
Время перерывов – дорогое время. Кроме удовлетворения естественных потребностей, мы обычно со старшими стажёрами обсуждаем динамику группы и необходимость внесения корректив в программу. Иногда все вместе, иногда с кем-то конкретно. Но самое «святое», это если кому-то понадобился «тет-а-тет» со мной. Тогда мои двери охраняются, и все тактично ждут окончания разговора. Именно так и было на этот раз. Ребята включили чайник и ждали, пока он закипит за дверями, просто потому что, не хотели мешать моему разговору с одним из них.
С лёгкой руки ребят воспитательница тут же получила доброе имя: «странная тётенька». Мы же быстро получили среди сотрудников ответное почётное звание - «странные дети».
***
Часть занятий в вечернее время нам разрешили проводить в кинозале. Он находится вдали от жилых комнат, можно шуметь и двигаться без опаски, что кому-то помешаем (кроме нас в санатории находились бабушки и дедушки, нуждающиеся в покое).
К концу второго дня закончился незапланированный экзистенциальный марафон, ребята устали долго сидеть и нуждались в движении. Решено было провести занятие, направленное на работу с телом. А так как в кинозале ещё холоднее, чем в комнатах, мы договорились взять с собой одеяла. Не сговариваясь, все одеяла не просто взяли, а завернулись в них. Строй «куколок» самоорганизовался в коридоре, и снова появилась воспитательница. Её глаза тревожно заметались.
- Ребята, вы куда? На лечение?
- Да, - правдиво отвечают ей «добрые» ребята, - мы идем заботиться о своём теле.
- Ой, но ведь лечебный корпус уже закрыт. Поздно уже. Завтра утром сходите, - уговаривает она.
- Мы сами полечимся. Не беспокойтесь.
Ребята спокойно направились в кинозал. Воспитательница заметалась: то ли уже звать охрану, то ли ещё рано?
Наконец она разглядела меня, тоже завёрнутую в одеяло. Глаза расширились ещё больше.
- Как? И Вы с ними? Я думала они сами... Куда вы идёте?
- В кинозал?
- Как в кинозал? А одеяла?
- Там холодно.
- А одеяла? – никак не могла сообразить она.
- Чтобы не замерзнуть.
- И всё?! – разочарованно выдохнула она.
Опять всё просто…
***
К концу сессии нас знали все. Ребята успели узнать самые дальние закоулки санатория, включить в сценарии своих игр почти всех сотрудников, поражая их скоростью и способом передвижения (то «змейкой», то галопом). До последней минуты ждали, что ребята всё-таки что-нибудь сотворят эдакого, но, увы – корпус остался невредим, отдыхающие живы, а на меня смотрели, как на инопланетное существо, умеющее укрощать стихию.
- Как Вы переживёте последнюю ночь? – сочувственно спросила меня «странная тётенька»?
- Я так устала, хочу выспаться, - искренно ответила я.
- А ребята?
Я пожала плечами.
- Если ребята решат не спать – их право. Выспятся завтра в автобусе.
И я действительно спала, вместе со вторым психологом. Всё что могли и хотели мы для ребят уже сделали, поэтому спали крепко и безмятежно.
А ребята не спали – общались и берегли наш сон.
***
Конечно, «странная тётенька» подыгрывала нам. Она действительно хотела присоединиться, потому что во многом была похожа на нас. В ней боролись сомнения, любопытство и любовь к нам. Ребята это оценили и искренно её благодарили за стремление к настоящей близости. Но были и те, кто откровенно нас не понимал.
Сначала я напрягалась, когда ребята, выйдя на улицу, орали хором: «Мы счастливы!», да так что стёкла тряслись. Я наблюдала за ними: что для них это значит, что за этим стоит? А они просто почувствовали окружающий мир своим и искренно делились с ним своим теплом. И мир откликнулся.
Нас провожали добрыми улыбками и приглашениями приезжать ещё.
Уже потом я поняла, что удивили не столько ответы ребят, сколько их забота друг о друге, естественность и уверенность в общении. Нами правила не бессмысленная дисциплина, а радость быть вместе. И это почувствовали. Люди тянулись к нам, потому что нуждались в доброте и простоте общения. Странно ли это?..
 

У нас можно купить:

Карпунькина Т.Н. "Душа подростка. Фрагменты из реальной жизни" – 400 руб.
Карпунькина Т.Н. "Дорожные знаки или место психолога в образовательной деятельности" –100 руб.
Экзистенциальное измерение в консультировании и психотерапии, том 3. Составитель Ю. Абакумова-Кочюнене – 200 руб.

Книги можно приобрести у нас в офисе или заказать наложным платежом

(за пересылку к сумме стоимости заказанных книг добавляется 180 рублей)

Заказать: k_k_p@mail.ru

 

Реквизиты

 

 
Joomla SEF URLs by Artio
Выберите, пожалуйста, один или несколько разделов информации, которые Вас интересуют:

 

Закрыть окно